farfor-zapis1

Почему фарфор принято называть белым золотом? Неужели его ценность и правда приравнивается к драгоценному металлу?

Вот с ювелиркой, например, все понятно, ее ценность определяется наличием и размером бриллианта или  других драгоценных камней, дизайном и безупречной работой ювелира. С фарфором же все сложнее… Как понять из чего складывается цена на него?  

Есть предание о том, что в старые времена фарфор продавался на вес. Только вместо гирек на весах использовалось золото. На одной чаше весов лежали фарфоровые изделия, а на другой – золотые слитки. Видимо отсюда пошло выражение «на вес золота».

Все о ценности фарфора Вы узнаете на наших практических занятиях

shkatulka

Тонкости экспертизы изделий из фарфора: вопросы декора

Роспись или деколь?

 

С развитием промышленности на рубеже 19-20 веков производство фарфора тоже модернизируется. Как элемент красочного декора появляется деколь или специальные переводные картинки. Такая техника позволила тиражировать изделия.

Как же понять где шедевр ручной росписи, а где переводная картинка? Ведь именно предмет, расписанные художником вручную имеет более высокую, оправданную цену. Но при визуальном осмотре изделия учитывайте, что в середине XIX века была популярна техника точечной росписи.

Чтобы не ошибиться, посмотрите если декор выпуклый – это точно рисунок. Но, при декоре фарфора использовалась так же техника деколи с дорисовкой – не путайте её с полноценной ручной росписью.

Если сомневаетесь, сравните несколько одинаковых элементов декора. Если вещь тиражная, то элементы будут в точности повторяться или, например, имеют один и тот же угол наклона.

И лупа Вам в помощь! Вы увидите, что рисунок деколи состоит из мельчайших точечек. Если изделие не очень высокого качества, то рисунок будет похож на газетный. Если вещь более качественная, то все точечки будут составлять единый узор. Соответственно, цена такого предмета будет дороже.

И последний штрих в копилку отличительных особенностей деколи. Элементы переводной картинки тонкие и будут всегда бледнее в отличии от ярких красок ручной росписи. Яркости в деколь могут добавить элементы дорисовки кистью.

Ограбления музеев: как украсть миллион или что стоит похищенный шедевр?

Ограбление музеев считается одним из самых популярных и прибыльных видов преступлений в мире и, зачастую – не раскрываемых. Привлекательность арт-преступлений для похитителей можно объяснить быстрым и крупным заработком с небольшими «энергозатратами». Ведь музейные шедевры оцениваются в десятки миллионов долларов и не всегда должным образом охраняются, как нам еще раз, к сожалению, подтвердила последняя громкая кража с выставки «Архип Куинджи» в Государственной Третьяковской Галерее.

По данным статистики, ежегодно музеи мира и частные галереи из-за краж несут убытки на сумму около 8 миллиардов долларов. Можно представить себе «заработок» участников арт-преступлений, ведь криминальный арт-бизнес занимает четвертое место по обороту преступных денег. В громадной машине этого «бизнеса» вращаются и бандитские структуры, и артдилеры, и музейные работники, и реставраторы, и страховщики, и юристы.

Спрос рождает предложение. Вся правда об артнеппинге

Но легализовать похищенные шедевры невозможно, как же зарабатывают грабители, решившиеся на арт-криминал? Пока существует искусство, существует и спрос на него. Шедевры похищаются под заказ для закрытых коллекций или же воры рассчитывают продать предмет законному владельцу шедевра, страховой компании. Этот так называемый артнеппинг является самым гарантированным методом получения прибыли для преступников.

Здесь очевидна выгода для всех сторон сделки: кроме преступника и музея (или страховщика), появляется еще фигура посредника, так как напрямую договориться с похитителями музей просто не имеет право. Это, как правило, адвокат-посредник или арт-детектив, обладающий огромными связями и на арт-рынке, и в криминальной среде. Посредник имеет дар дипломата и хороший процент от сделки. А владелец картины или страховая компания, тем временем, делают заявление о находке похищенного шедевра своими силами. Преступников, соответственно, никто не находит и все выглядит вполне легально. Музеи идут на такую сделку «с совестью» из-за страха навсегда лишиться украденного шедевра. А страховые компании рады быстрой находке похищенного, в противном случае, они потеряют миллионы при выплате страховки.

Цена идеального арт-преступления

Печальная улыбка «Моны Лизы»

Пожалуй, самая нашумевшая кража, давшая мировую славу полотну Леонардо да Винчи и его вору – это похищение «Джоконды» в Парижском Лувре в 1911 году итальянцем Винченцо Перуджей.

Есть историческая версия, что «пропуск» в Лувр обеспечил картине король Франциск 1, который приобрел ее за 4000 экю у наследников Салаи.

   Винченцо Перуджи, лист из уголовного дела
Перуджа работал в Лувре и вынес картину, спрятав под одеждой. Чтобы ускорить розыски похищенного шедевра была назначена премия в 50 000 франков.   Но, картина, «всплыла» только через 2 года во Флоренции, после попытки Перуджи продать ее местному антиквару Альфредо Джери. Подлинность полотна была установлена при помощи директора галереи Уффици Джованни Поджи.
После показа шедевра в музеях Италии, «Мона Лиза» вернулась в Париж в 1914 году. Сам же вор был оправдан.
Возвращение «Джоконды», Лувр, 1914 г., фотография

В 1934 году Собор Святого Бавона в небольшом бельгийском городе Генте лишился фрагмента самого великого произведения западноевропейской живописи XV века кисти Яна и Хуберта Ван Эйков «Гентский алтарь» – створки «Праведные судья» и «Иоанн Креститель». Сигнализации в соборе в то время не было, поэтому вор использовал отмычку, чтобы войти в собор. По прошествии нескольких недель после кражи, грабитель в письме к гентскому епископу предложил вернуть украденный шедевр за 1 000 000 франков. 

Епископ торговался с вором, не имея такой огромной суммы, но безуспешно. Грабитель не уступал и, в случае, отсутствия требуемой суммы грозился уничтожить створку и предложил епископу собрать нужную сумму, организовав сбор пожертвований. Собрать требуемую сумму не смогли и «Праведные судья» исчезли вместе с их вором.

Свет и тени безценного голландца

Самым крупным дорогим и до сих пор нераскрытым ограблением музеев Америки стала кража шедевров из коллекции Музея Изабеллы Стюарт Гарднер в Бостоне в 1990 году. Двое мужчин в форме полицейских за полтора часа «работы» вынесли тринадцать произведений живописи. Исчезли три полотна Рембранта, картины Эдуарда Мане, Эдгара Дега, Говарта Флинка, и безценное полотно «Концерт» Яна Вермеера Делфтского.  Ущерб оценен музеем в 300 000 000 долларов.

Ян Вермеер (Делфтский), «Концерт», 1658-1660 гг.

За всю историю живописи гений Вермеер остался непревзойденным по мастерству передачи света и тени. К сожалению, мы не можем любоваться «в живую» на игру света и тени на шедевральном «Концерте» великого мастера. Но, весь мир надеется, что полотно вернется в музей. Объявлена награда в 5 000 000 долларов за любую информацию, которая поможет найти утраченный шедевр.

Арт-кражи по-русски

«В Советском союзе музеи не грабят» или возвращение «Святого Луки»

В 1965 году, спустя две недели после своего заявления в заграничной командировке, что «В Советском Союзе, в отличие от Запада — музеи не грабят»», Министр культуры СССР Фурцева чуть не лишилась своего кресла. Из Государственного Музея Изобразительных искусств им. А.С.Пушкина была похищена картина нидерландского художника Франца Халса «Евангелист Лука», датированная серединой 1620-х годов, привезенная днем раньше из Одессы на выставку. Такой дерзкой и варварской кражи, Москва еще не знала. Шедевр был вырезан тупым предметом из рамы 26-летним мебельщиком Валерием Волковым, работавшим реставратором в музее. Считали, что картину заказали.

Из истории. В 20-х годах 17 столетия Халс задумал написать цикл работ о четырех Евангелистах. «Святой Лука» был частью этой серии. Есть документальное свидетельство этого факта. В 1760-м году художник Герард Хоет Младший упомянул об этом в списке своей коллекции. В 1771 году Евангелисты были куплены в Голландии Екатериной II и размещены первоначально в Эрмитаже. В 1812 году картины были отправлены на территорию современной Украины и пропали в революционные годы. Полотно обнаружилось только в 1958 году на рынке в Одессе и было размещено в Одесском музее.

Несмотря на все старания Генеральной Прокуратуры СССР, только через полгода после похищения в ГМИИ картина случайно «всплыла» на Калининском проспекте в Москве. Вор пытался ее продать, по иронии судьбы, сотруднику КГБ за 100 000 рублей (на западных аукционах того времени картины такого уровня уходили от 200 000 до 2 000 000 долларов. Полотно было сильно повреждено и после двухлетней реставрации лучшими специалистами, вернулась в Одесский музей. Грабитель же был осужден на 10 лет лишения свободы и к выплате компенсации за реставрацию в размере 901 рубль, хотя эксперты ее оценили в 120 000 рублей.

«Любимец» воров – Архип Куинджи 

Один из самых предпочитаемых художников для воров – русский гений пейзажа – Архип Куинджи.

В 1980 году из Куйбышевского художественного музея были украдены две работы мастера – “Море” и “Облако”. Грабители через окно проникли в зал, где находились картины художника, и так же через окно вынесли шедевры из музея. Сигнализация молчала… К счастью, вор был вскоре найден и работы вернулись в музей. В то время картина “Море” была оценена в 15 000 рублей, а картина «Облако» – в 10 000 рублей.

В 2001 году из Челябинской галереи грабители вынесли две ранние работы Куинджи “Развалины в степи” и “На закате”. Предположительно, картины Куинджи «брали» под заказ, ведь в зале остались висеть более дорогие полотна.

Воры тренировались несколько дней до ограбления: срабатывала ложная сигнализация. И когда в день похищения, через две минуты после сигнала приехали сотрудники милиции, воры уже исчезли вместе с картинами через выставленное окно на первом этаже.

Архип Куинджи. «Днепр. Этюд». 11х17,3 см., около 1898–1900 гг.

В 2016 году в Вологодской картинной галерее ревизия не нашла этюд Куинджи “Днепр” и несколько других небольших предметов. Сначала думали, что маленькие работы просто затерялись. Потом завели уголовное дело и к поискам подключили Интерпол. Но успеха в розыске не было: факта проникновения чужих людей в здание музея не обнаружили, границу страны работа не пересекала. Этюд не нашли.  “Днепр” был оценен в 50000 – 150000 евро.

Последняя дерзкая своей простотой кража работы Архипа Куинджи “Ай-Петри. Крым” произошла несколько дней назад 27 января 2019 года в день рождения художника – отмечалось 177-летие мастера.

Вор, среди бела дня, на глазах большого числа посетителей спокойно снял со стены шедевр мастера и вынес через 2 кордона охраны Государственной Третьяковской Галереи. Весь мир следил за развитием событий. Старанием нашей доблестной полиции, картина нашлась на следующий день после кражи. К сожалению, возвращенный шедевр уже не вернется на выставку в Третьяковку. Но, все желающие смогут увидеть ее, в скором времени, в Русском музее Санкт-Петербурга. Страховая стоимость работы составляет 12 000 000 долларов.

Преступления против искусства

Ни один музей мира не застрахован от краж. Пока есть финансовая нестабильность в обществе, незащищенность от инфляции и экономические кризисы, люди будут идти на криминал, в том числе, и на преступления против искусства. А плохое государственное финансирование музеев или вовсе отсутствие такового не способствуют обеспечению должной защиты от ограблений музеев.

Но как не парадоксально звучит – нередкие кражи в музеях, как и огромные очереди из желающих попасть на ретроспективную выставку – это тоже свидетельство о возросшем интересе к музеям и их шедеврам.

Булгари – империя роскоши



Для достижения успеха необходимо сочетать прошлое, настоящее и будущее. Это своего рода вызов, и в то же время открываются новые горизонты.
Никола Булгари

Созданный в риме в 1884 году как обычный ювелирный магазин, БРЕНД BVLGARI, заслужив мировое признание, с блеском занял свою позицию на рынке роскоши 

НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ

Могла ли знать семья Вульгарисов, что появившийся на свет в 1857 году маленький мальчик Сотириос станет основателем династии модного ювелирного дома с миллиардным состоянием?

Сотирио Георгис Булгари

Ведь началось всё с грустной истории…  В Греческом поселке в Эпирусе родители Сотириоса занимались обработкой серебра и держали небольшой магазинчик. Во время войн Османской империи поселок неоднократно подвергался нападениям турок.  Семья вынуждена была переехать на остров Корфу, потом в Неаполь, где продолжила свое дело, начав всё с нуля…

Одно из первых изделий из серебра Сотириоса Булгари, навеянное византийской и исламской культурой

Амбициозный Сотириос, еще совсем юный, решает получить мировое признание.  Он путешествует по миру в поисках лучшего места для развития семейного мастерства.

ВСЕ ДОРОГИ ВЕДУТ В РИМ

Рим – вечный город – становится родиной для первого магазина Сотириоса на виа Систина, 85. Второй был открыт в исторической части города на виа деи Кондотти, 28, где и существует до сих пор. На фасаде именно этого дома впервые появилось имя Bulgari, после изменения фамилиина итальянский манер. И именно здесь стали собираться знаковые люди эпохи dolce vita, что помогло бренду обрести популярность.

Элизабет Тейлор в украшениях Bvlgari, Париж 1967 год

Третий магазин Сотириос открыл уже вместе с сыновьями Константино и Джорджо на на виа деи Кондотти, 10, дав ему название Old Curiosity Shop («Лавка древностей»), чтобы привлечь путешествующую англо-саксонскую публику.


СЕКРЕТ УСПЕШНОГО БИЗНЕСА или
СМЕЛОСТЬ ГОРОДА БЕРЁТ

Амбиции молодого Сотириоса были удовлетворены: он с блеском продолжил дело своей семьи – ведь первая в Европе сеть бутиков была создана именно им. Бренд поднялся на первую ступень своего стремительного развития.

После кончины Сотириоса в 1932 году дело всей его жизни перешло в надёжные руки сыновей. В 1934 году братья Булгарисы решили оказать дань уважения принявшему их Риму и сделать акцент на географической принадлежности бизнеса, проведя реновацию названия бренда. Следуя правилам традиционного латинского алфавита, букву “U” в названии они заменили на “V”. Так появилось уникальное имя Bvlgari.

В конце 1940-х годов прогрессивные братья решили выйти из-под влияния Парижа на ювелирную моду. Константино и Джорджо придумали стильные часы-браслет в виде змеи, с изяществом обвивающей руку хозяйки, благодаря сложной технике tubogas. Так было положено начало новой коллекции Serpenti.

Браслет-часы Serpenti из платины и золота с бриллиантами Bvlgari, 1955

Следующая ступень развития бренда ознаменовалась полным отказом от существующих канонов ювелирного дела. В 1950—1960-е годы были распространены цветочные мотивы в ювелирных украшениях. И здесь креативные братья выделились из общей массы ювелиров, внедрив уникальную технику и выпустив новую коллекцию en tremblant. Благодаря пружинной оправе венчики цветов в их брошах трогательно подрагивали при движении.

Брошь en tremblant из платины и изумрудами и бриллиантами, 1960 год

В конце 50-х годов Bvlgari формирует свой неповторимый стиль. Сначала ювелиры отказываются от традиционного подбора камней для украшений и вместо их ценности выбирают цветовую палитру.

Еще одним шагом к эксклюзивности стиля стало использование камней огранки cabochon, которая в ювелирных кругах считалась простоватой для дорогих камней. Смелость и новаторство в использовании камней такой огранки в центре ювелирной композиции сразу поставило бренд на несколько шагов впереди других ювелирных марок.

Колье из золота с изумрудами, рубинами, сапфирами и бриллиантами, около 1960 года, частная коллекция

Так родились итальянская ювелирная школа и неповторимый стиль Bvlgari, навеянный греко-римским классицизмом, итальянским ренессансом и римской ювелирной школой XIX века.

ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ

Очарование и новизна изделий Bvlgari привлекли огромное число поклонников и позволило расширить географию ювелирного Дома. В 1970-х годах открылось более 250 его бутиков по всему миру.

В 1970-х годах Bvlgari возродил моду конца XIX века.  Дом стал использовать старинные монеты и драгоценные камни с резьбой, вставляя их в крупные золотые цепи. Такие украшения стали одной из визитных карточек бренда.

Золотой чокер с коринфскими бронзовыми монетами (350-306 гг. до н.э.), частная коллекция, 1974

Но уже знаменитый бренд не останавливается на достигнутом. Следующая ступень прогресса – производство мужских часов. Выпущенная в 1977 году модель Bvlgari∙Bvlgari почти сразу стала популярной. А в 1980 году бренд открыл в центре Швейцарии часовую компанию Bvlgari Time, приобретя фабрики по производству циферблатов Cadrans Design и браслетов Prestige d’Or.

Часы Bvlgari Bvlgari в корпусе из золота, 1977

В 80—90-е годы благодаря исключительному дизайну, Bvlgari окончательно утвердил свой стиль, обретя неповторимые черты. Бренд стал узнаваемым и причисленным к высокому ювелирному искусству. Желтое золото, яркие цвета камней, игра с объемами, чистые и четкие формы, стилизованные декоративные мотивы – вот краткий перечень приемов и материалов, придающих уникальность стилю Bvlgari.

Колье-чокер из золота с изумрудами и бриллиантами, 1989 год, коллекция Bvlgari

При создании необычных по цвету композиций дорогие камни сочетаются с дешёвыми.  Изделия становятся более универсальными и теперь используются для любого мероприятия независимо от времени суток.

Золотое ожерелье с изумрудом, аметистами, рубинами и бриллиантами, 1989 год

Высочайшей ступенью новаторства бренда в 1980 году стала оригинальная техника закрепки драгоценных камней. Ювелиры Bvlgari стали использовать шелковые нити разных цветов.

Стремления к новшеству у Bvlgari в XXI веке привели к кардинальным изменениям в дизайне украшений, проповедуя принцип простоты: двухмерность форм появилась вместо округлости и объёма, при этом сохранилась пластичность изделий.

Не игнорируя старинные ювелирные традиции, Bvlgari усовершенствовал индийскую технику огранки камней takhti, используя ее для своих украшений. По-новому преподнесенная ювелирами бренда, она обрела новую жизнь в игре драгоценных камней. 

ВVLGARI, ОБГОНЯЮЩИЙ ВРЕМЯ

Существуют всего лишь несколько великих ювелирных брендов, признанных во всем мире с богатой историей и виртуозно исполненными украшениями. Но особое место популярности в этом блестящем ряду занимает ювелирный дом Bvlgari.
В чем же секрет его исключительной популярности? В том, что он всегда был и остается на шаг впереди настоящего времени, еще со дня своего основания в Риме в 1884 году Сотириосом Булгарисом.
Сегодня, благодаря постоянному новаторству, Bvlgari –успешный ювелирно-часовой бренд, выпускающий так же парфюмерные ароматы, сумки, аксессуары, сувениры и посуду. Он владеет сетью собственных отелей и входит в состав крупнейшего концерна LVMH (Louis Vuitton Moët Hennessy). Бренд Bvlgari, за более чем вековую историю, стал целой империей, предлагающей на рынке роскоши всегда нечто новое.

Чокер Bulgari из коллекции Giardini Italiani, платина и бриллианты, из последних коллекций

 

Круглый стол по экспертизе произведений искусства

В рамках деловой программы 44 Российского Антикварного Салона 25 октября прошла конференция «ПЕРЕДОВЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ В ОБЛАСТИ ТЕХНИКО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОДЛИННОСТИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ИСКУССТВА»

 Ведущие специалисты НИН центра экспертиз имени А. Бенуа Сергей Колюбакин, Андрей Крусанов, Вакшина Анна интересно, доступно и популярно рассказали о передовых научных методах технико-технологической экспертизы для определения подлинности произведении искусства.

        В динамиичном выступлении, основанном на собственном опыте и разработанной методике специалистов центра многочисленная аудитория узнала о рентгенофлуоресцентном анализе, позволяющем неразрушающим методом проводить экспресс-анализ произведений искусства, выявляя состав имеющихся в работе датировочных  пигментов. Так, например, в 10-е годы ХХ века появился красный кадмий, позже были изобретены титановые белила, 60-е годы ознаменовались производством спектрального кобальта. Кроме того, полимеризованное масляное связующее является индикатором техногенного загрязнения окружающей среды и любые примеси, попавшие в красочный слой могут быть впоследствии идентифицированы с помощью газовой хроматографии и ик-спектроскопии. Это позволяет датировать произведение определенным временным периодом.

       Еще один инновационный метод, позволяющий достаточно точно определять работы, написанные после второй мировой войны – изотопный. Он основан на определении в красочном слое картин техногенных изотопов (стронций-90 цезий-137), появившихся в окружающей среде после начала ядерных испытаний в 1945 году.

       В завершающем выступлении, посвященном  экспертизе драгоценных камней были отмечены главные возможности геммологической экпертизы –  определение синтетических камней (до метода синтеза), имитации (до определения вещества) и облагороженных камней (до метода облагораживания). Зная, когда впервые был осуществлен синтез либо применен определенный метод облагораживания, а также разрабатывалось то или иное месторождение, можно установить временную границу, что позволяет в комплексе с искусствоведческим исследованием атрибутировать произведение ювелирного искусства с максимальной точностью.

Выступления специалистов вызвали живой и неподдельный интерес у аудитории, о чем свидетельствовали вопросы и непрекращающиеся дискуссии.
Специалисты специалисты НИН центра экспертиз имени А. Бенуа выразили надежду на новые встречи и круглые столы на профильных площадках, которые в настоящее время к сожалению отсутствуют , и благодарили за предоставленную возможность организаторов ;; Российского Антикварного САлона.

Обзор Юридического форума "Права и обязанности сторон при обороте движимых культурных ценностей"

23 октября в пресс-центре  44 Российского Антикварного Салона в Центральном доме художника на Крымском Валу прошел юридический форум, который затронул проблемы волнующие музейщиков, антикваров, коллекционеров, арт-дилеров и всех, кому нужна юридическая поддержка в вопросах ввоза-вывоза культурных ценностей, наследования коллекций, купли-продажи и других.
Модератором выступил бывший глава  «Сотбис»в России – Михаил Каменский. Среди выступающих присутствовали: Денис Лукашин, Марина Волкова, Даниил Федоров, Елена Волкова, Кира Егорова, Мария Осташенко, Евгений Гук, Юлия Осадчая и другие.

Были затронуты следующие темы:
«Таможенные аспекты перемещения культурных ценностей».
«Оформление документов на вывоз и временный вывоз культурных ценностей с территории РФ. Предотвращение незаконного вывоза культурных ценностей».
«Вопросы атрибуции и оценке культурных ценностей при вывозе и ввозе».
«Актуальные вопросы атрибуции права собственности на произведения искусства».
«Типовые ошибки в сделках с культурными ценностями».
«Наследственный фонд как механизм передачи культурных ценностей по наследству».
Освещение всех этих вопросов вызвало интерес и живую дискуссию среди присутствующих. Благодарим организаторов за полученную возможность  услышать ценную информацию от профессионалов и мнение опытных экспертов. Надеемся на продолжение этой темы и более глубокое освещение этого важного направления на последующих форумах, конференциях и круглых столах.
 

Безделушки коллекционера

В преддверии аукциона, который проходит с 6 по 14 июня в Christie’s  историк ювелирных украшений Харрис Симонс Миллер беседовала со специалистом Christie’s  Клейбурном Пойндекстером о том, почему браслеты, кольца, серьги и ожерелья от Chanel – предлагаемые в этих торгах Christie’s Jewels настолько высоко ценятся.

[siteorigin_widget class=”SiteOrigin_Widget_Image_Widget”][/siteorigin_widget]

Харрис Симонс Миллер – модный ювелир, дилер и автор пяти книг о ювелирных изделиях, в том числе трех путеводителей. В 2000 году она приобрела частную коллекцию украшений Роберта Гуссенса, дизайнера, работавшего с Chanel, Balenciaga, Dior и Madame Grès, в 2011 году коллекция была представлена на торгах Christie’s Couture Jewels: The Designs Robert Goossens. Более того, именно Харрис проводила оценку и каталогизацию огромной коллекции ювелирных украшений Элизабет Тейлор перед знаковым аукционом Christie’s.

«Самыми важными атрибутами высококачественной бижутерии являются дизайн и мастерство», – объясняет она и делится другой крайне важной информацией в разговоре с специалистом по ювелирным изделиям Christie’s.

Отвечая на вопрос о статусе европейской бижутерии, прежде чем она была популяризирована Шанель в 1920-х годах Харрис сообщает следующее:

[siteorigin_widget class=”SiteOrigin_Widget_Image_Widget”][/siteorigin_widget]

«До и на протяжении 20-х годов бижутерия чаще всего создавалась для имитации прекрасных ювелирных изделий – марказиты для бриллиантов, нефрит для изумрудов и т. д. Всемирная ярмарка 1900 года в Париже вызвала огромный интерес к ювелирным изделиям и породила новое поколение творческих ремесленников, которые разработали «имитационные» ювелирные изделия, предлагая массам украшения, или «безделушки», которые ранее были доступны только для элиты. В 1920-е годы, кутюрье Мадлен Вайоне и Поль Пуаре начали использовать в своих показах украшения из кристаллов и не драгоценных металлов. За ними последовали Шанель, Ланвин и Пату, и концепция бижутерии была революционизирована».

[siteorigin_widget class=”SiteOrigin_Widget_Image_Widget”][/siteorigin_widget]

Безусловно еще одним важным вопросом является опеределение наиболее важных имен, связанных с бижутерией, и тех, кто оказал длительное влияние на развитие этой индустрии. Харрис уверена, что Coco Chanel – это первое имя, которое приходит на ум для многих коллекционеров бижутерии, благодаря своим инновационным и прочным разработкам, которые популярны уже почти столетие. Кроме того, ранние ювелирные изделия Schiaparelli, с ее часто причудливыми, сюрреалистическими аспектами,  так же как и замысловатые ожерелья Мириам Хаскелла из цветных стеклянных камней и имитируемых жемчужин тоже являются ценными экземплярами для коллекционеров.

[siteorigin_widget class=”SiteOrigin_Widget_Image_Widget”][/siteorigin_widget]

Смелые костюмы Ив Сен Лорана замечательны для демонстрации украшений с использованием таких материалов как: дерево, перья, пробка, кожа, раковины и стекло, подчеркивающих свободу, которую дизайнеры чувствовали при создании бижутерии.

Среди других выдающихся дизайнеров ювелирных и бижутерных изделий по мнению Харрис – Кеннет Джей Лейн, который, как и Шанель, сделал бижутерию шикарной и востребованной для светских и королевских кругов.

Баленсиага, Карден, Кристиан Диор, Шрейнер, Трифари, Марсель Баучер, графиня  Золтовска, Коппола е Топпо и современный художник Ирадж Мойни, среди многих других мастеров, которые оказали серьезное влияние в этой области.

[siteorigin_widget class=”SiteOrigin_Widget_Image_Widget”][/siteorigin_widget]

Коко Шанель изменила моду благодаря тому, что ввела в использование брюк женщинами, трикотажной ткани и культовых костюмов, основанных на мужском стиле, Она также стала пионером смешения костюма и прекрасных украшений, когда носила имитированные жемчужные ожерелья вместе с драгоценными камнями. Шанель привнесла «имитацию» ювелирных изделий в русло моды, сделав этот образ доступным для всех.  В украшениях  Шанель использованы инновационные технологии, например  «pate de verre» или «залитое стекло»,  применяемое компанией Maison Gripoix в ювелирных изделиях Chanel,  и необычный способ,  который компания Schreiner применяет в декорировании кристаллами своих изделий, а также экспериментальная методика нагревания камней для графини Золтовской,

[siteorigin_widget class=”SiteOrigin_Widget_Image_Widget”][/siteorigin_widget]

Также Харрис поведала о интереснейших подробностях сотрудничества между Коко Шанель и Робертом Гуссенсом. Роберт работал с Коко с 1954 года до своей смерти в 1971 году. В каталоге его драгоценностей для аукциона Christie’s в 2000 году было отмечено,  что Коко «была поражена меланжем смеси стилей» и как ему было трудно «работать в рамках своего мышления», просто потому, что он не решался самовыразиться. Шанель была чувствительна к композиции, форме и декору, не обращая внимания на внутреннюю ценность. С 1955 года создавалась коллекция ювелирных украшений, в которой сочетались различные мотивы с использованием драгоценных камней, расплавленного стекла, имитируемых жемчужин, стразов и бриллиантов.  Гуссенс рассказывал о том, как много раз они отправились в Лувр вместе, и Шанель указывала на украшения из византийской, скифской, этрусской или других цивилизаций и просила его воссоздать для нее предметы в своем стиле под ее творческим руководством. Ювелирные изделия, которые создал Гуссенс, остаются такими же комфортными и современными сегодня, как и 50 лет назад.

[siteorigin_widget class=”SiteOrigin_Widget_Image_Widget”][/siteorigin_widget]

В финале беседы Харрис рассказала о том, что делает коллекцию Chanel, которую  предлагает аукцион в этой продаже настолько особенной. По ее словам, гениальная костюмная бижутерия часто характеризуется коллекционерами как миниатюрные произведения искусства. В отличие от мебели или картин, это то, что можно использовать, чтобы выразить свою личность во время ношения. Редко можно увидеть так много замечательных предметов ювелирных украшений Chanel, предлагаемых для продажи в одном месте за один раз. Christie’s предлагает коллекционерам и новым владельцам возможность купить украшения для удовольствия!!!!

demo-attachment-26-equipment-for-traveling-P6ZEVXN

They Spoke In Monosyllables And Short Jerky

M

any of new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental. To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators. To achieve this, it would be necessary to have uniform grammar, pronunciation and more common words.

If several languages coalesce, the grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages. The new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental.

Marks and devious Semikoli, but the Little Blind Text didn’t listen. She packed her seven versalia, put her initial into the belt and made herself on the way. When she reached the first hills of the Italic Mountains, she had a last view back on the skyline of her hometown Bookmarksgrove, the headline of Alphabet Village and the subline. Far far away, behind the word mountains, far from the countries Vokalia and Consonantia, there live the blind texts. Separated they live in Bookmarksgrove right at the coast of the Semantics, a large language ocean. A small river named Duden flows by their place and supplies it with the necessary.

A small river named Duden flows by their place and supplies it with the necessary regelialia.To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their

To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators. To achieve this, it would be necessary to have uniform grammar, pronunciation and more common words. If several languages coalesce, the grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages.

The new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental. To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family.

To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental European languages are grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages.

Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators. To achieve this, it would be necessary to have uniform grammar, pronunciation and more common words.

If several languages coalesce, the grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages.The new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental. To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is.The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators.

The Big Oxmox advised her not to do so, because there were thousands of bad Commas, wild Question Marks and devious Semikoli, but the Little Blind Text didn’t listen. She packed her seven versalia, put her initial into the belt and made herself on the way. When she reached the first hills of the Italic Mountains, she had a last view back on the skyline of her hometown Bookmarksgrove, the headline of Alphabet Village and the subline. Far far away, behind the word mountains, far from the countries Vokalia and Consonantia, there live the blind texts. Separated they live in Bookmarksgrove right at the coast of the Semantics, a large language ocean. A small river named Duden flows by their place and supplies it with the necessary regelialia.

It is a paradisematic country, in which roasted parts of sentences fly into your mouth. Even the all-powerful Pointing has no control about the blind texts it is an almost unorthographic life One day however a small line of blind text by the name of Lorem Ipsum decided to leave for the far World of Grammar.

demo-attachment-15-arts-and-crafts-space-P7TW6H2

They Spoke In Monosyllables And Short Jerky

M

any of new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental. To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators. To achieve this, it would be necessary to have uniform grammar, pronunciation and more common words.

If several languages coalesce, the grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages. The new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental.

Marks and devious Semikoli, but the Little Blind Text didn’t listen. She packed her seven versalia, put her initial into the belt and made herself on the way. When she reached the first hills of the Italic Mountains, she had a last view back on the skyline of her hometown Bookmarksgrove, the headline of Alphabet Village and the subline. Far far away, behind the word mountains, far from the countries Vokalia and Consonantia, there live the blind texts. Separated they live in Bookmarksgrove right at the coast of the Semantics, a large language ocean. A small river named Duden flows by their place and supplies it with the necessary.

A small river named Duden flows by their place and supplies it with the necessary regelialia.To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their

To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators. To achieve this, it would be necessary to have uniform grammar, pronunciation and more common words. If several languages coalesce, the grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages.

The new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental. To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family.

To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental European languages are grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages.

Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators. To achieve this, it would be necessary to have uniform grammar, pronunciation and more common words.

If several languages coalesce, the grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages.The new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental. To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is.The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators.

The Big Oxmox advised her not to do so, because there were thousands of bad Commas, wild Question Marks and devious Semikoli, but the Little Blind Text didn’t listen. She packed her seven versalia, put her initial into the belt and made herself on the way. When she reached the first hills of the Italic Mountains, she had a last view back on the skyline of her hometown Bookmarksgrove, the headline of Alphabet Village and the subline. Far far away, behind the word mountains, far from the countries Vokalia and Consonantia, there live the blind texts. Separated they live in Bookmarksgrove right at the coast of the Semantics, a large language ocean. A small river named Duden flows by their place and supplies it with the necessary regelialia.

It is a paradisematic country, in which roasted parts of sentences fly into your mouth. Even the all-powerful Pointing has no control about the blind texts it is an almost unorthographic life One day however a small line of blind text by the name of Lorem Ipsum decided to leave for the far World of Grammar.

demo-attachment-24-city-espresso-FGHEMCZ

They Spoke In Monosyllables And Short Jerky

M

any of new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental. To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators. To achieve this, it would be necessary to have uniform grammar, pronunciation and more common words.

If several languages coalesce, the grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages. The new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental.

Marks and devious Semikoli, but the Little Blind Text didn’t listen. She packed her seven versalia, put her initial into the belt and made herself on the way. When she reached the first hills of the Italic Mountains, she had a last view back on the skyline of her hometown Bookmarksgrove, the headline of Alphabet Village and the subline. Far far away, behind the word mountains, far from the countries Vokalia and Consonantia, there live the blind texts. Separated they live in Bookmarksgrove right at the coast of the Semantics, a large language ocean. A small river named Duden flows by their place and supplies it with the necessary.

A small river named Duden flows by their place and supplies it with the necessary regelialia.To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their

To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators. To achieve this, it would be necessary to have uniform grammar, pronunciation and more common words. If several languages coalesce, the grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages.

The new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental. To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is. The European languages are members of the same family.

To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental European languages are grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages.

Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators. To achieve this, it would be necessary to have uniform grammar, pronunciation and more common words.

If several languages coalesce, the grammar of the resulting language is more simple and regular than that of the individual languages.The new common language will be more simple and regular than the existing European languages. It will be as simple as Occidental; in fact, it will be Occidental. To an English person, it will seem like simplified English, as a skeptical Cambridge friend of mine told me what Occidental is.The European languages are members of the same family. Their separate existence is a myth. For science, music, sport, etc, Europe uses the same vocabulary. The languages only differ in their grammar, their pronunciation and their most common words. Everyone realizes why a new common language would be desirable: one could refuse to pay expensive translators.

The Big Oxmox advised her not to do so, because there were thousands of bad Commas, wild Question Marks and devious Semikoli, but the Little Blind Text didn’t listen. She packed her seven versalia, put her initial into the belt and made herself on the way. When she reached the first hills of the Italic Mountains, she had a last view back on the skyline of her hometown Bookmarksgrove, the headline of Alphabet Village and the subline. Far far away, behind the word mountains, far from the countries Vokalia and Consonantia, there live the blind texts. Separated they live in Bookmarksgrove right at the coast of the Semantics, a large language ocean. A small river named Duden flows by their place and supplies it with the necessary regelialia.

It is a paradisematic country, in which roasted parts of sentences fly into your mouth. Even the all-powerful Pointing has no control about the blind texts it is an almost unorthographic life One day however a small line of blind text by the name of Lorem Ipsum decided to leave for the far World of Grammar.