неИзвестный Рудольф Хачатрян

[siteorigin_widget class=”Thim_Single_Images_Widget”][/siteorigin_widget]

Люди, выдающиеся своими талантами, должны тратить свое время так, как этого требует уважение к себе и потомству. Что подумало бы о нас потомство, если бы мы ничего не оставили ему.

Дидро Д.

В августе 2010 года Дмитрий Саврасов – Рауш, председатель Комитета по культуре международной ассоциации «Lions Clubs International» (Д–123, Россия) организовал презентацию, на которой рассказал о творчестве художника Рудольфа Хачатряна (1937–2007) – нашего современника, недавно ушедшего от нас. Знакомство с биографией и творчеством, видением и образом мышления этого удивительного, гениального художника сподвигло на создание международного творческого проекта «NewART Media», который в данное время реализует

молодежный клуб «Red Leo World».

Логическим развитием стало решение о создании фонда культурного наследия Рудольфа Хачатряна.

Сегодня мы беседуем с его другом, одним из инициаторов создания фонда, Меликом Мелконяном, в его уютной Московской квартире, где многое напоминает о самом Рудольфе Хачатряне.

1.Мелик Арменакович, в чем вы видите основные задачи фонда?

Пропаганда добрых, а в данном случае еще и успешных деяний человека – Рудольфа Хачатряна. Цельность, последовательность, преданность своему делу, высокие критерии – чем не пример для служения искусству, науке или любому другому роду человеческой деятельности. Работы Рудольфа современны, высоко эстетичны и человечны. Сделать творения Хачатряна достоянием людей – так я понимаю основную задачу фонда.

О Рудольфе написано и сказано достаточно много. Период «реализма» был понятен и доступен практически всем, но в дальнейшем его творчество становилось все более сложным и многогранным. Этот переход был неожиданным даже для его почитателей. Критики и специалисты, в свою очередь, пытались понять «сложность» нового Рудольфа, но, к сожалению, все сказанное и написанное ими, замкнулось в узком кругу специалистов. Несомненно, что феномен Рудольфа доступен, и мы уже получаем подтверждение этому от многих людей, которые открывают для себя истинного Рудольфа Хачатряна.

  1. Рудольф плодотворно трудился в разных странах, оказывало ли воздействие на его творчество среда пребывания?

Рудольф очень плодотворно работал и в Армении, и в России, и в Англии. Не берусь утверждать, насколько решающей для него была среда или место пребывания. Однозначно, что развитие его творчества было последовательным и опиралось на предыдущие достижения. Он неутомимо изучал, исследовал все, что является предметом изобразительного искусства. В этой, я бы сказал, научной лаборатории не происходило ничего случайного. Эмоциональное, интеллектуальное напряжение художника не приводило к болезненным состояниям или неизлечимым сомнениям, а вело всегда к новым открытиям. Возможно, наиболее бурно, в силу, в том числе и накопившегося опыта, это проявилось в годы его проживания в Англии. Сам Рудольф называл этот период своей «болдинской осенью».

Период« Двуединство» Фигура V. 1990 (The «Dual Unity» Period Figure V. 1990)

  1. Выходец из Армении – страны с древней культурой, породившей массу гениальных людей, художник Рудольф Хачатрян, несомненно, оставил большой след в мировом искусстве. Почему, на Ваш взгляд, его творчество недостаточно известно в современной России?

Творчество Рудольфа Хачатряна было признано в СССР. В 1971 году он переехал в Москву и очень скоро стал одним из авторитетнейших московских художников. Не будет лишним напомнить, что в разные годы персональные выставки народного художника Армении, члена корреспондента Российской академии художеств Рудольфа Хачатряна состоялись в Музее народов Востока, Третьяковской галерее, Российской академии художеств, Московском музее современного искусства и на многих других известных художественных площадках.

Проблема в том, что Рудольф Хачатрян, переехав из России в Англию, вернулся в 1994 году в другую Россию. К тому же, он и сам стал другим. В стране полностью поменялась элита, к тому времени имевшая иные художественные запросы. Но интерес профессионалов к его творчеству никогда не угасал.