Старое место расположение


Школа Антикварного Дела находится в доме №9 по Армянскому переулку, в одном из живописных уголков старой Москвы. Своим названием переулок обязан поселению армян, живших здесь в XVII – XIX. История дома № 9 насчитывает более трех веков.

В XVII веке здесь находилась усадьба А.С. Матвеева, ближнего боярина царя Алексея Михайловича (отца Петра Великого) – неординарной личности, сделавшей блестящую карьеру благодаря своему таланту, уму и настойчивости. Это был образованнейший человек своего времени, хорошо знавший античную философию и историю. Один из первых русских «западников», он собрал обширную библиотеку, выступал за распространение в России технических и культурных достижений Западной Европы. Боярин был инициатором первых в нашей стране театральных постановок. Он имел домашний театр, устраивал представления для царя в Кремле и в Преображенском.

 

Матвеев имел свою московскую усадьбу в Белом городе, в Армянском переулке, носившем в то время его имя – Артамоновский. Каменные палаты были окружены хозяйственными постройками, остальную территорию занимал обширный сад. На усадьбе была и домовая Троицкая церковь, называвшаяся «на Поварне», поскольку находилась поблизости от усадебной кухни. Палаты боярина были одним из лучших жилых зданий Москвы XVII века, что отмечали иностранные путешественники. Дипломат и путешественник Яков Рейтенфельс утверждал, что из всех боярских домов Первопрестольной столицы «пальма первенства вполне заслуженно принадлежит изящнейшему дворцу боярина Артамона Сергеевича».

В конце XVIII в. дом Матвеева перешел от его потомков к просвещенным армянским купцам Лазаревым. В 1874 г. тогдашняя владелица усадьбы, Елизавета Лазарева-Абамелек, строит на месте палат Матвеева доходный дом по проекту архитектора А.Е. Вебера. Изначально трехэтажное, здание на углу со Сверчковым переулком представляет образец архитектуры эклектического стиля.

Интересны детали декоративного оформления дома. Так, первый этаж украшен рустом. Пространство над окнами второго этажа украшено цветочным орнаментом и лепными изображениями женских головок. В декоративных раковинах над окнами третьего этажа – фигурки сидящих девушек, держащих в руках гирлянды. В дореволюционный период в доме были квартиры и винные склады в подвалах. В 1920-х гг. он стал домом-коммуной ОГПУ, где насчитывалось более 700 жильцов. Здесь прошли детские и отроческие годы известного писателя Юрия Нагибина, посвятившего немало строк описанию родного дома. Позднее здание надстроили тремя этажами, а в конце 1970-х приспособили под учреждения.

В начале XXI века старинный дом в Армянском переулке продолжает свою историю.

Биографическая справка о А.С. Матвееве


Боярин Артамон Сергеевич Матвеев (1623-1682) – неординарная личность в русской истории. Выходец из незнатного рода, он сделал блестящую карьеру всецело благодаря своему таланту, уму, настойчивости. Артамон Сергеевич воспитывался при дворе Михаила Федоровича, первого царя из династии Романовых, вместе с царевичем Алексеем (будущим царем Алексеем Михайловичем). Алексей Михайлович имел в лице Матвеева близкого друга. В одном из писем «Тишайший»1 царь писал боярину: «Друг мой Сергеевич! Приезжай к нам скорее. Дети мои и я без тебя осиротели». В 1650-1670-х гг. многие документы подписывались: «По указу великого государя и по приказу боярина Артемона Сергеевича Матвеева». Матвеев отличился на военном и гражданском поприще, в разное время руководил Посольским, Стрелецким, Малороссийским, Аптекарским приказами (древнерусское название министерств).

Матвеев имел свою московскую усадьбу в Белом городе, в Армянском переулке, носившем в то время его имя – Артамоновский. Каменные палаты были окружены хозяйственными постройками, остальную территорию занимал обширный сад. На усадьбе была и домовая Троицкая церковь, называвшаяся «на Поварне», поскольку находилась поблизости от усадебной кухни. Палаты боярина были одним из лучших жилых зданий Москвы XVII в., что отмечали иностранные путешественники. Так, Яков Рейтенфельс утверждал, что из всех боярских домов Первопрестольной столицы «пальма первенства вполне заслуженно принадлежит изящнейшему дворцу боярина Артамона Сергеевича». Иоанна Арнольда Брандта особенно поразил кабинет Матвеева, обитый внутри материей, со сводчатым потолком, как в капелле, с деревянным полом из квадратных половиц. «Посредине висела сделанная из оленьих рогов люстра, а кругом были разные попугаи и иные прекрасные птицы в нарочно для них сделанных клетках; была также прекрасная, большая кафельная печь и разные образа с поставленными восковыми свечами, большое зеркало и длинный, широкий, испещренный разными историями и художественно сделанный стол». Секретарь австрийского посольства Адольф Лизек побывал у Матвеева в 1675 г. Восхищаясь зданием, он также уделял особое внимание его интерьеру: «Украшением ему были не только картины…немецкой кисти, но и часы, представлявшие любопытное зрелище по своему устройству…У других русских в комнатах едва ли что подобное увидишь. Один только этот боярин и заявляет свою особенную любовь к иностранцам». Редкий случай в допетровской Руси – Матвеев был женат на иностранке – Екатерине Гамильтон, из старинного шотландского рода, осевшего в России.

В доме друга Алексей Михайлович Романов познакомился со своей второй женой, Натальей Кирилловной Нарышкиной. Во время прогулок по городу царь-вдовец запросто заходил в хоромы Матвеева. Во время одного из таких посещений, в 1671 г., он увидел очаровательную девушку и, пленившись ее красой, взял в жены. Через год царица Наталья подарила Алексею Михайловичу сына Петра – будущего великого преобразователя России.

Жизнь А.С. Матвеева оборвалась трагически. Во время стрелецкого восстания 1682 г. он был схвачен стрельцами в царском дворце в Кремле и сброшен с Красного крыльца на копья. Преданный слуга боярина, крещеный арап Иван, спас тело господина от растерзания. Артамона Матвеева похоронили рядом с его домом – в ограде приходского храма Св. Николая в Столпах. Изящный пятиглавый храм был выстроен в 1669 г. на средства Матвеева и других богатых прихожан. В 1820-1821 гг. над прахом Матвеева архитектор А.Ф. Элькинский воздвиг строгий мавзолей в классическом стиле. Его строительство финансировал канцлер Н.П. Румянцев – потомок боярина, основатель знаменитого Румянцевского музея. Прекрасный ансамбль пал жертвой вандализма сталинской эпохи. Церковь и мавзолей были снесены в 1935 г. Сейчас на этом месте (Армянский пер., 4, угол с Мал. Златоустовским пер.) находится здание школы.

Прозвание царя Алексея Михайловича, данное за его ровный, спокойный характер.

Константин Полещук, старший научный сотрудник Музейного объединения «Музей Москвы».

Большая садовая


емиэтажное административное здание на Большой Садовой принадлежит к числу наиболее значительных построек послевоенного периода, выполненных в стилистике «сталинской неоклассики». Здесь Посохин обращается к ренессансной архитектуре. Монументальное и репрезентативное сооружение своей формой и отделкой напоминает итальянское палаццо.

Необычен прием постановки здания. Оно обращено к магистрали не главным фасадом, а более коротким боковым. Перед центральным входом образуется глубокая площадь – «ниша». Сквер на площади создает архитектурный акцент, своего рода паузу, очень уместную в системе сплошной фронтальной застройки Садового кольца.

Фасады дома разделены по горизонтали на три части. Рустованный двухэтажный гранитный цоколь подчеркивает его монументальность. Среднюю и верхнюю части декорируют два ряда пилястр коринфского ордера. Венчает здание классический карниз. Несколько тяжеловесные, подчеркнуто парадные порталы соответствуют общей стилистике сооружения. В монументальном вестибюле с колоннами сохранились подлинные люстры. Во внутренней отделке привлекают внимание лепные потолки, пилястры, декоративные обрамления дверей и другие характерные для того времени элементы архитектурного убранства. В целом это сооружение, задуманное в русле общей стилевой направленности послевоенного десятилетия, выделяется выверенным композиционным построением, изысканной простотой и большой культурой архитектурных деталей.

Яндекс.Метрика